» » Пироженко о профессии футбольного агента и украинских клубах

Пироженко о профессии футбольного агента и украинских клубах Статьи

 Пироженко о профессии футбольного агента и украинских клубах

Почему украинцы не играют в топовых футбольных командах и какие украинские клубы эффективнее всего строят трансферную политику – специально для Sport Arena рассказал Иван Пироженко, футбольный агент Тараса Степаненко, Евгения Селезнева, Евгения Хачериди и других известных украинских футболистов.

Профессия футбольного агента – о чем эта история?

— В первую очередь – это история о людях и о работе с людьми: 90% наставничества и 10% бизнеса. Когда я пришел в эту сферу, то столкнулся с большими трудностями, критикой и даже осуждением. Но это нормально для тех, кто открывает или входит в новое направление. Первое время, я психовал, многое не получалось, чувствовался недостаток знаний и опыта в агентской работе. Это не первое дело в моей жизни, и я говорю с полной уверенностью, что открывать новый бизнес – это всегда дискомфорт, это часто больно и от этого никуда не денешься.

Как пришла идея вашего агентства 16 FOOTBAL AGENCY и откуда возникло название?

— Все произошло спонтанно и быстро. Череда случайных встреч и знакомств собственно и заложили фундамент. В 2016 году, уже в первый месяц своей деятельности, я провел три успешных трансфера с Евгением Селезневым, Александром Рыбкой и Андреем Близниченко. Это был адский месяц в моей жизни. Мне тогда казалось, что, если бы Мать Тереза пережила такие события и эмоции, она 100% бы била своих детей (смеется).

Но тем не менее, в итоге все прошло успешно. По возвращении домой, понял, что нужно весь свой жизненный опыт структурировать и систематизировать. Я понял, что жизнь мне предоставляет новую возможность и вызов. В такой ситуации главное удержаться в седле. Появился даже некий азарт. Я обратился к ирландской компании, которая делала ребрендинг ФФУ и Лиге чемпионов, с просьбой помочь с брендингом. Так и началась наша история. А 16 – это просто символичное для меня число.

В построении бизнеса вы заимствовали чью-то модель или делали по собственным ощущениям?

— На начальном этапе действовал по наитию. В начале пути самое главное не дать страху вырваться наружу, ведь он ее заглушает. В страхе все твои решения не выходят за рамки логических действий и тестостерона. И только когда делаешь что-то интуитивно, то происходят чудеса, делаются прорывы, 100% попадания в цель. Что очень важно в начале пути.

Конечно же, мы проанализировали рынок и поняли, что есть одна очень важная, но совершенно незаполненная ниша – сервисная. Успех любого бизнеса — делать больше для клиентов, чем конкуренты. Могу смело сказать, что в нашем большом бизнесе у нас нет конкурентов. Я не говорю, что в Украине мы лучшие, просто этим больше никто не занимается – все поставлено на денежный поток и не выходит за рамки подписал+устроил+заработал, а то и вовсе без «устроил».

Только в последний год отмечаю, что агентский бизнес начинает меняется в качественно лучшую сторону, мы начинаем общаться друг с другом, придумываем новые правила игры. Они не всегда хорошие и цивилизованные, но они, по крайней мере, уже есть, и мы стараемся их соблюдать: не блокируем трансферы друг друга, не пытаемся уводить футболистов. Пытаемся делать совместные сделки. Помогаем друг другу в трудоустройстве футболистов.

И сейчас если посмотрите на агентский рынок, то увидите, что все становятся прозрачными, мы все знаем, кто и с кем сотрудничает. Все стараются сегодня освещать успехи своих футболистов. Заниматься брендингом своих компаний и маркетингом. Я всегда сторонник сотрудничества и придерживаюсь в жизни принципа win-win. Все должны выиграть от совместной деятельности, сделки, знакомства. Признаюсь честно, мне нравится сегодняшняя динамика развития этого бизнеса в Украине.


Вы сказали, что 16 FOOTBAL AGENCY сервисная компания – в чем это проявляется?

— Тут нет регламента, но есть элементарные вещи, о которых я узнал, когда полгода прожил со своими ребятами в Турции. Многие говорят, что самое важное в адаптации – это язык. На самом деле это важный, но не всегда первостепенный момент. Первоочередное – это жизненный интеллект, воспитание, базовые ценности человека, принятие новой и часто совершенно различной ментальной, религиозной и культурной среды. А дальше, это влиться в коллектив, в команду.

Я учу футболистов, что как только ты переходишь в другую команду, то первое время будешь самым большим злом: из-за тебя убрали из состава их товарища, с которым общались и дружили семьями, ты лишил его зарплаты, премиальных и т.д. Логично, что первое время команда на тебя не играет, изолирует. Поэтому очень важно правильно влиться, определить лидеров и аутсайдеров, понять сильные и слабые стороны каждого, запомнить имена всего состава, понять образ жизни, выпить кофе, повести в ресторан и т.д. Этот этап может длиться от трех месяцев до полу года. Именно этот карантинный период очень сложно дается нашим ребятам.

Второй важный момент – это бытовые условия. На рынке была история с одним футболистом, который по незнанию арендовал себе квартиру в очень большом городе в трех часах пути от тренировочной базы. Конечно же, с такой логистикой, ни о какой успешной карьере в этих условиях речь не шла. Поэтому обеспечить быт футболиста – это неотъемлемая часть нашей работы, вплоть до того, что мы берем на себя заботы о членах его семьи.

Технически как происходит процесс наставничества: вы приходите в клуб, спортивную школу, выбираете лучшего и вступаете с ним в переговорный процесс?

— Тут нет формулы, это дорога с двусторонним движением: выбираем мы, равно как и приходят к нам. У меня, конечно же, избирательный подход к выбору нового клиента. В моих сутках тоже 24 часа. И соответственно, в мою жизнь я пытаюсь привлекать только лучших. Образно говоря: мы засеваем поле, обрабатываем его, взращиваем ростки, лучшие отбираем и растим дальше, вкладываем свои силы и энергию. Поэтому с человеком в первую очередь должно быть комфортно мне и всей команде.

Сегодня наша стратегия заключается в отборе самых лучших, потому что, во-первых, мы работаем с чемпионами и их судьбами, а во-вторых, это бизнес, и он должен зарабатывать деньги. Мы сотрудничаем с теми, кто уже прошел определенный скаутинг.

Почему мы уходим все больше и больше в возраст 17-19 лет? Это переломный возраст для каждого мужчины. Многие вещи происходят впервые: влюбляются, расстаются, первая слава, деньги, звездная болезнь, травмы. И в этот период важно быть рядом, но не для того чтобы уберечь от проблем и ошибок, а чтобы научить правильно трактовать этот опыт. И пройдя этот путь совместно, в 21-23 года уже можно замахнуться на свою мечту, будучи зрелой, морально и ментально устойчивой личностью.

Клубы обращаются с запросом подобрать им футболиста?

— Конечно, это часть нашей работы. И это фундаментальные вещи. Ведь мы работаем в сфере обслуживания, в неком сервисном бизнесе. И удовлетворять потребности и запросы клуба — это одна из главных функций успеха агентсткой компании.

Клубы делают запрос о необходимости определенной позиции на поле. Мы интересуемся и задаем вопросы: возраст футболиста, его антропометрические и технические особенности, под какую схему игры, правша или левша, игрок основного состава или для ротации, уровень зарплаты, способен ли клуб платить за трансфер футболиста или нужен только свободный агент, если готов, то сколько, возможна ли аренда, возможна ли аренда с правом выкупа. И это только базовая информация. На следующем этапе мы проводим скаутинг и подбираем подходящую кандидатуру на рынке. Выходим на клубы, игроков и их агентов, вступаем в переговоры – самую интересную, адреналиновую, тёмную и неведомую для всех стадию любого трансфера.

Как для вас прошло трансферное окно?

— Не всегда агент может закрыть десятки сделок и не всегда в этом есть нужда в конкретное трансферное окно. Сейчас мы переключаемся на европейские рынки, и все больше начинаем работать с иностранными футболистами и их агентами. В это окно мы сделали достаточного трансферного посредничества, т.е. участвовали в сделках как посредники с нашими партнерами и клубами.

99% футболистов, которые у нас на контракте, сейчас устроены, а остальных пока еще воспитываем, они на данный момент не готовы сделать следующий шаг.

Самое важное в любой работе, да и в жизни – это продолжать что-то делать, даже когда ничего не происходит. Уметь переключаться, искать новые стратегии и возможности. Эта зима у нас посвящена именно системной работе и освоению новых рынков. Помогаем партнерам, новым клубам, удовлетворяем их зимние потребности и интересы, в том числе, бывает и на альтруистической основе, если нам этот проект, клуб или агент является стратегически важным в ближайшем будущем.

Самый скандальный трансфер сезона – переход Ракицкого в Зенит. Как оцениваете его шаг?

— Не осуждаю. Я могу ответить только за свои решения и свои поступки. Кричать «зрада» в Украине сейчас модно. Любовь людей очень избирательна. Это можно увидеть на примере того же шоу бизнеса. Таковы наши сегодняшние реалии. А на фоне избирательной кампании в Украине, страшилки придумывают даже там, где их и вовсе нет. Я не поддерживаю и не осуждаю Ярослава, это его жизнь и его карьера.

Как воспитать футбольную звезду?

— Ее нужно найти для начала. Я общаюсь с сотней молодых футболистов и могу вам абсолютно точно сказать, что из 10 – 8 человек начали заниматься футболом, просто потому что рядом с домом была футбольная секция, и родители отдали ребенка на футбол для своего удобства, а не по призванию или профессиональным качествам. И когда 20 летний мальчик на третьей минуте разговора начинает спрашивать о деньгах и комиссии, то с таким парнем, я работать скорее всего не стану. У меня большой опыт общения с успешными и талантливыми людьми из разных сфер жизни и бизнеса, с футболистами разного уровня, и я абсолютно точно могу сказать, что у парней с горящими глазами, вопрос денег не стоит, у них есть четкая мечта. А те, у кого в 19-20 лет на первом месте стоит калькулятор, а не страсть и звериное желание добиться своей цели, не являются героями моего романа.

Сколько у агентства подопечных сейчас?

— Немного. Мы следим за качеством, а не количеством. Если мы решаемся на контракт, то занимаемся этим человеком 24 часа в сутки.

За 2,5 года мы сделали прорыв, потому что мы научились ошибаться, ошибаться больше, ошибаться чаще, ошибаться быстрее, ошибаться с другими. Мы научились быстро делать выводы и идти дальше. То, что пишут в прессе о трансферах, контрактах со множеством нулей, это верхушка айсберга. За этим всем стоит множество неуспешных встреч, переговоров, разочарований, предательств, нервов и седых волос, и моя, уже к сорока годам седая борода, тому прямое подтверждение.

Какая самая дорогая ваша неудача?

— Наверное, несостоявшийся трансфер Тараса Степаненко в клуб английской Премьер-лиги. Здесь история не о финансовых потерях, а в отсутствии внутреннего удовлетворения, недосказанности, незавершенности. На тот момент, признаюсь честно, наш опыт и наши возможности, не соответствовали уровню этого трансфера. Всегда важно знать и понимать свой предел, свои возможности. И на тот момент мы не смогли достигнуть той вершины. Так что упали, было больно, но встали и пошли дальше.

Да, мы сегодня не работаем с Миланом, Манчествер Юнайтед, потому что не хватает опыта, контактов, и самое главное футболистов, которые способны заиграть в этих клубах. Наших футболистов, которые успешно играли в мировых футбольных клубах, можно пересчитать на пальцах одной руки: Шевченко, Воронин, Лужный, Михайличенко, Ребров…

По сути, у нас провал целой эпохи. Если посмотреть на клубы балканских стран, Хорватии, Сербии, там 19-летний футболист уже играет в Премьер-лиге. Их учат рано взрослеть. У нас произошли геополитические кризисы, когда одно забрали, а взамен ничего не дали. Но положительные изменения есть.

Какие украинские клубы считаете самыми эффективными с точки зрения работы с футболистами?

— Мне очень нравится Шахтер, они опережают всех лет на десять. Эта структура, которая сегодня вынуждена работать в непростой среде. Но они очень качественно работают с медиа, играют с информацией, очень качественно проводят трансферы. Продают и покупают игроков как топ клуб.

Симпатизирует мне СК Днепр-1 — они внедряют балканскую модель. У них очень успешные трансферы и европейская модель управления клубом. Этот клуб скоро выйдет из дотационной формы существования на самоокупаемость, в этом абсолютно уверен.

Таким же путем идут Карпаты — очень мне нравится этот клуб с приходом Смалийчука как спортивного директора. В это трансферное окно они сделали просто фантастические трансферы. Клуб не передереживает, не пытается продать футболиста за десятки миллионов, они продают за приемлемые деньги. Набирают молодежь, выращивают и снова продают. И в этот клуб не боятся ехать иностранцы, потому что понимают, что передерживать их никто не будет, а значит это шаг на пути к топ чемпионатам и клубам. Также большие молодцы, одни из революционеров этой футбольной реформы луганская Заря.

У нас есть футболисты, которые в ближайшее будущее громко о себе заявят?

— Есть ребята, которые по своему потенциалу, таланту могут стать звездами мирового и европейского футбола. Но станут или нет — зависит от многих переменных: политики клуба, в котором они сейчас находятся, окружения, готовности чем-то жертвовать на пути к своей цели и мечте, обойдут ли их стороной травмы. Конечно же многое зависит от удачи и везения. Это как в одном выражении: Господь из голубя сделал библейского героя, а из лошади транспорт – как кому повезло.

Можете смотреть футбол как болельщик или сразу оцениваете футболистов?

— Я уже давно стараюсь убирать эмоции на стадионе во время просмотров различных матчей. Эмоции присутствуют в тех матчах, где играют наши ребята. Вот здесь уровень и рейтинг матча для меня не важен, я переживаю, болею и внимательно смотрю. Но всегда стараюсь быть холодным, и объективным, потому, что уже на следующий день мы работаем над проведенной игрой и ошибками футболиста. Всю остальную кропотливую и важную работу на стадионе выполняет наш скаут, от которого на 90% зависит выбор возможного нового клиента в нашей компании.

У вас есть развлекательный проект — шоу «ХЗ». О чем и зачем?


— Задумывали мы его как одну из сервисных функций – паблисити наших ребят. Но проект зажил своей жизнью, и сейчас футбола там нет совсем. Я повторюсь, что мы работаем сейчас с ребятами 17-19 лет, а значит больше инвестируем, чем получаем. Поэтому мы должны создавать смежные бизнес-направления, которые будут приносить дополнительные доходы компании. ХЗ шоу – это пример диверсификации бизнеса.

Что значит «ХЗ»?


— Хлеба или зрелищ, но все почему-то думают иначе (смеется), а мы и не спорим. Начиная тот или иной бизнес, делая что-то о в своей жизни, и даже выходя на поле, всегда стоит вопрос, что важнее сейчас — хлеба или зрелищ?! Мы на этот вопрос всегда отвечаем – зрелищ! Именно это слово является нашим неким двигателем.
По материалам: sportarena

Комментарии